Translate

Dutch English French German

 

CashBack Возвращай деньги при покупках

CashBack Возврат денег при покупапках в интернет магазинах

Игорь Саруханов

Известный певец и музыкант Игорь Саруханов признается, что му­зыка в его жизни была всегда. «Во время домашних праздников моя мама всегда играла на фортепиано и очень красиво пела роман­сы,рассказывает Игорь.Она окончила музыкальное училище, и музыка у нее получалась совершено потрясающая. Я с радостью слушал ее игру, и поэтому не стал сопротивляться, когда мамоч­ка предложила мне, десятилетнему пацану, поступить в музы­кальную школу». Изначально Саруханов хотел обучаться игре на клавишных, но в классе фортепиано не оказалось свободных мест.

И тогда мальчишке предложили выбрать любой другой инстру­мент. «Мама выбрала гитару. И я благодарен ей за это по сей день!»

 

Я слышала, что свою первую песню вы написали в шестом I классе.

— Так и было. Я даже слова ее до сих пор помню. Она называлась «Зачем ты уходишь?» И посвятил я ее десятикласс­нице, в которую был влюблен. Она меня не замечала, предпочла встречаться со студентом. Прошли годы, и мы с этим сту­дентом подружились, даже в одном ан­самбле играли.

А это правда, что вы ради музыки бросили обучение в Институте химиче­ского машиностроения?

— Чистая правда.

Это не расстроило вашего отца — крупного ученого?

— Минут десять он переваривал ин­формацию. А потом спросил, что я соби­раюсь делать дальше. Я сказал, что пойду репетировать. В подвал. И это было прав­дой. Конечно, мама и папа переживали за меня. Мыслимо ли — уйти с первого курса... в подвал?! Но, к счастью, я не просто прожигал дни непонятно где, а за­рабатывал деньги.

Давайте подробнее об этом.

— Я еще когда в школе учился, стал играть в ансамбле, который часто вы­ступал на танцплощадках, в ресторанах. За каждое выступление нам платили по 100 рублей каждому. Это в то время, ког­да моя мама зарабатывала 120 рублей в месяц.

А в школе о вашей деятельности не знали?

j — Узнали в какой-то момент. И тогда встал вопрос о моем отчислении. Потому что комсомолец не имеет права петь в ресторане! Но мой отец пришел в школу и объяснил учителям, что сын зарабатыва­ет не на развлечения, а на музыкальные инструменты. И вообще, он работает, а не дурака валяет.

И вот я играл, и вскоре меня заме­тили парни из ансамбля знаменитого Московского физико-технического ин­ститута. Они разыскивали молодого, но опытного певца и гитариста с музыкаль­ным образованием. Сами они все были самоучками. И я им подошел. Мы высту­пали на танцплощадке в Долгопрудном, пели песни «Битлов», «Синей птицы», Led Zeppelin, Deep Purple. А по выходным в кафе МФТИ устраивали какие-то совер­шенно нереальные выступления. Там вы­ступали такие группы, как «Машина Вре­мени», «Цветы» и др. Зал был крошечный, но туда умудрялась набиться тьма народу. И мы тоже мечтали там спеть. И вдруг — свершилось! Нас пригласили. Никогда не забуду, как я нарядился для перво­го выступления: батник и вельветовые штаны: сверху в облипку, а внизу — 26- сантиметровый клеш.

Ясно, на что тратил деньги моло­дой музыкант — на крутую одежду...

— Ну а как же! Мы были хипповыми парнями. Покупали у спекулянтов на за­работанные деньги вельвет и джинсу. Я делал эскизы, по которым мне шили брю­ки, рубашки, жилетки. Кроме того, мне бы­ла нужна гитара. Стоила она 250 рублей. Плюс семь с половиной рублей на струны. Также нужны были барабанные палочки и все остальное. Покупалось это на Мас­ловке, в музыкальном магазине «Аккорд». И нельзя не сказать про импортные ви­ниловые пластинки у спекулянтов по 60 рублей! Мы переписывали их на магни­тофонную пленку и на слух разучивали новые песни. Не понимали английского языка, но копировали звуки в точности.

Песни с неба

Игорь, расскажите, как вы пи­шете свои песни? Закрываетесь в ка­бинете и подбираете рифмы или это происходит как-то спонтанно? Что вас больше вдохновляет: переживания или минуты счастья?

По-разному. Бывает, что и счастье наталкивает на написание песни, а быва­ет, что и горе. Например, помню случай, когда мне позвонил мой хороший друг Си­мон Осиашвили и спрашивает, как дела. Плохо, говорю ему, дела, у отца инфаркт.

Симон тяжело вздохнул, у него у самого родители в тот момент сильно болели. И говорит. «Я тут написал кое-что, может, тебя заинтересует». И через полчаса я уже читал его новое стихотворение. И тут произошло что-то вообще неописуемое: я читал, а в голове уже выстраивалась композиция — это будет куплет, это при­пев... Я стал напевать, но не смог — ком в горле стал. Вот так появилась песня «Дорогие мои старики». С этой песней я вошел в историю большой музыки.

А потом была песня «Желаю тебе». 1987 год, я как раз был в Калининграде на гастролях. Было часов одиннадцать утра, по телевизору шла какая-то мест­ная программа, где жители Калинингра­да поздравляют своих близких с разными праздниками. И вот один маленький маль­чик говорит: «Я желаю своей маме из ты­сячи игрушек одну — но самую любимую». Этого хватило! Я выключил телевизор и буквально за 15 минут написал песню.

 То есть написание песни — дело момента?

— Да. Потому что, на мой взгляд, пес­ни либо пишутся, либо нет. Нарочно зада­ваться целью «Надо написать песню во что бы то ни стало!» я не могу. Я не хочу вникать, как это получается у других. Мо­жет, кому-то мои методы покажутся не­правильными. Но я и не знаю, как надо, я не учился этому в институте. Выходит, все мои песни просто падают мне в руки с небес. Это не может не радовать!

 С легендарной «Скрипкой-лисой» так же было?

— Примерно. Я и подумать не мог, сколько споров может вызвать эта пес­ня... Одни называют ее «Скрипом ко­леса», другие — «Скрипкой-лисой». На самом деле первоначально это была «Скрипка-лиса». Когда на мое имя ста­ли приходить начисления в агентство авторских прав за исполнение песни «Скрип колеса», я зарегистрировал вто­рое название песни — «Скрип колеса», а в скобках написал: «Скрипка-лиса».

Такая вот история. Выходит, у меня песня одна, а названий — два.

Главное — мотивация

В Игорь, мы вот говорим с вами о том, как легко пишутся и становят­ся хитами ваши песни, как просто вы связали свою жизнь с музыкой. А что насчет сложностей? Или все всегда складывается гладко?

— Ой, проблем, на самом деле, мно­го... Одной из основных был худсовет. В частности, худсовет радиокомитета СССР и при студии грамзаписи «Мелодия». По­скольку я не был членом Союза компо­зиторов и Союза писателей, мне запре­щали петь мои же собственные песни. Разрешалось петь только 20% от всего репертуара. А 80% я должен был отда­вать именитым исполнителям, чтобы они имели возможность зарабатывать. Кро­ме того, на моем пути часто вырастала такая преграда, как цензура. Мои песни часто не «пропускали». Например, песня «За рекой»... Как пристали с вопросами, мол, а что за река, а что за страна?

 У многих артистов такое обилие преград наверняка бы вызвали от­торжение. У вас вдохновение и жела­ние работать дальше не исчезло?

— Нет, потому что я — человек моти­вированный. И мои главные мотивато­ры — это музыка и семья. Не так сложно сочинить новую песню. Сложнее сделать так, чтобы эта песня стала хитом, и спу­стя неделю после ее выхода чтоб пела эту песню вся страна. Именно такие задачи я и ставлю перед собой.

 Вы упомянули о семье. Расска­жите, пожалуйста, о жене, о дочках.

Жену зовут Таня. Дочек — Розалия и Любовь. Таня — мой соратник, вдох­новитель и главный критик. Мы с ней на одной волне, понимаем друг друга. Какое-то время у нас не было детей, а потом мы оба поняли, что созрели для родительства. Я прошел через многое — у меня был не один брак за спиной, опыт, в конце концов. Но именно с Таней я по­нял, что она — женщина, с которой я хочу провести остаток жизни. Приходят на ум наставления мамы и бабушки, которые часто мне говорили: «Игорек, жениться надо только тогда, когда понимаешь, что можешь воспитывать детей, не спать но­чами... А если боишься всего этого — не женись. Рано, значит, еще». Как же они были правы! Жалц что я это понял толь­ко недавно... В молодости женился, по­том разводился. И лишь в 50 лет созрел для того, чтобы стать мужем в полном смысле этого слова.

 Жена «джек-пот»

В Игорь, а как вы познакомились с Таней?

— Это случилось в 2003 году, когда к моему соседу по даче приехали в гости подружки его жены. К тому моменту я ра­зорвал все свои предыдущие отношения, мое сердце было открыто для новых ро­мантических переживаний. И вот я вижу Таню... С первого нашего разговора я по­нял, как сильно она мне нравится. Я про­сто очень люблю женщин с интеллектом. А тут — ну просто джек-пот: она училась на двух факультетах и занимала долж­ность директора по маркетингу в очень серьезной компании. Мы разобщались, а потом пришла пора признать — боль­ше мы друг без друга никуда.

И вы не пытались сделать из Та­тьяны домохозяйку и каноничную хра­нительницу очага?

— Нет. Думаю, это лишнее. Зачем держать женщин в кухне насильно? Они должны иметь возможность самовыра­жаться так, как считают нужным. В противном случае они сведут своих мужей с ума.

А вы с Таней официально жена­ты?

Долгое время жили без штампов в паспортах. У нас родилась старшая доч­ка Люба в 2008 году, но мы по-прежнему были официально не женаты. И вот со­всем недавно, в 2015 году, за полгода до рождения нашей второй дочки, Розалии, мы с Таней поженились. Как-то внезапно все произошло, просто решили, что пора, и отправились в ЗАГС.

 Игорь, расскажите немного о том, какой вы отец.

— Трудно вот так охарактеризовать. Я много времени уделяю дочкам. И де­лаю это с удовольствием. Мне нравится возиться с детьми, когда они были ма­ленькие, охотно пеленал их, менял под­гузники, каши варил. Сейчас по вечерам сказки читаю, гуляю. Таня со спокойной душой оставляет на меня детей, потому что знает, что я с ними справлюсь.

Появление в вашей жизни дочек как-то повлияло на ваш характер?

— Еще как! Раньше я был убежденным эгоистом, жил одним днем и ради себя любимого. Теперь смысл моей жизни — это семья, жена и дети. Не так давно во время концерта мне стало очень пло­хо — пропал голос, а нужно было отрабо­тать целый концерт. Я растерялся, ведь передо мной был огромный концертный зал Крокус Сити Холла, в первом ряду си­дели Таня и Люба. И вот я на них смотрю, вижу их улыбки и сияющие глаза, и боль начинает отпускать. Это непередавае­мые ощущения. Думаю, если бы не жена с дочкой, меня бы увезли из концертного зала на «скорой».

В этом году вам исполнилось 60 лет. Возраст солидный. Но, как я по­нимаю, о завершении вашей карье­ры еще очень рано говорить?

— Конечно! Я полон сил, у меня класс­ная команда, мы записываем отличные песни. Многие могут подумать, что я в свои шестьдесят — уже «сбитый летчик», но это не так. Я слышал когда-то фразу, мол, хорошие артисты со сцены не ухо­дят — их оттуда выносят. Это как бы ответ на заданный вопрос. Как бы там ни бы­ло, что бы ни случилось, я все равно готов выходить к зрителю, к слушателю и петь.

Татьяна Алексеева

 

 

All Vintage Vinyl Records VinylSU.xyz

1.png2.png3.png4.png5.png