Translate

Russian Albanian Arabic Armenian Azerbaijani Belarusian Bulgarian Catalan Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Filipino Finnish French Galician Georgian German Greek Hindi Hungarian Icelandic Indonesian Irish Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swedish Turkish Ukrainian Vietnamese Yiddish

target="_blank"

 

CashBack Возвращай деньги при покупках

CashBack Возврат денег при покупапках в интернет магазинах

Татьяна Овсиенко

Не так давно известная певица Татьяна Овсиенко стала бабушкой. Глядя на хрупкую и утонченную Татьяну в молодежных джинсах и модной майке трудно поверить в то, что у этой женщины да­леко за океаном подрастает внук. «Я и сама еще только начинаю привыкать к этой мысли,при­знается исполнительница.Но, на самом деле, ощущения приятные. И меня не смущает статус бабушки. Скажу вам болееосенью собираюсь выйти замуж. По всем правилам: в белом пла­тье, с фатой... Главноечтобы мы с мо­им женихом выкроили на это мероприятие хоть немного времени!»

Татьяна, ваш сын подарил вам вну­ка. Скажите, сегодня, глядя на ма­лыша, вы вспоминаете те годы, когда в ва­шей семье появился маленький Игорек?

- Когда мы с моим тогдашним мужем Во­лодей Дубовицним усыновили Игорька, ему было всего два с половиной годика. Я до сих пор помню нашу с ним первую встречу. Это было в Пензе. Дело в том, что я всегда стара­лась улучить возможность выступить перед малышами в детских домах. И вот, когда я приехала в Пензу в рамках гастролей, мне передали записку от главврача местного Дома малютки. Она написала: «Татьяна, если есть возможность, привезите детям зеленых яблок!» Возможность я, конечно, нашла.

Мы забили машину ящиками с яблоками и поехали в Дом малютки. Там то я и увидела Игорька. Крошечный мальчишечка сидел в уголке, держа в руках... учебник алгебры, перевернутый вверх ногами. Этот ребенок настолько меня поразил, что я стала рас­спрашивать о нем. Оказалось, что его родила 17-летняя девчонка. И когда она узнала, что у младенца порок сердца, то отказалась от него. Нашлись какие-то иностранцы, которые были готовы усыновить мальчика, но тут на их пути стал дедушка мальчика. Он отказался подписывать нужные бумаги. И заведующая сказала мне: «Мальчик умирает, ему нужна серьезная операция, а у нас нет финансовой возможности для этого...»

Через день я сидела на приеме у доктора Зеленикина в Бакулевском кардиологиче­ском центре с медицинскими выписками Игорька. Михаил Анатольевич сказал, что , шансов почти никаких, но он возьмется. В Москву из Пензы приехала медсестра из До­ма малютки с Игоречком на руках. Она пере­дала мне малыша под расписку. А я уже тог­да знала: если операция пройдет успешно, я с мальчиком никогда не расстанусь.

Игорь жил в больнице или у вас дома?

— Поначалу, конечно, у меня. Я быстро научилась всему тому, что должна уметь мо­лодая мама. Месяца два мы готовились, ле­жали в больнице на капельницах. Оставля­ла его только в том случае, когда надо было ехать на концерт. А после выступления не­слась обратно. Когда входила в палату, Иго­рек говорил: «Ура, мама пришла!» Я думала о нем сутками.

Каи я понимаю, операция прошла успешно?

— Да, врачи сделали что-то невероятное. И как-то время полетело быстро-быстро. Че­рез месяц после операции я поняла, что мне нужно лететь на гастроли в Германию. А ре­бенка с кем оставить?

Ваш супруг, Владимир Дубовицкий, не поддерживал вас в данной ситуации?

— Когда начался процесс усыновления, я сообщила Вове дату заседания, на кото­ром нас должны были признать (или не при­знать) родителями мальчика. Муж услышал меня, но промолчал. И тут эти гастроли... Я понимала, что за Игорьком нужен глаз да глаз. Его нельзя было спускать с рук, чтобы не открылось кровотечение. Сиделкам я его не доверила и повезла с собой. Заодно по­казала немецким медикам. Они поразились мастерству Зеленикина. И вот до заседания в суде остались считанные дни. Я понимала, что в суд Дубовицкий может и не прийти. На заседание отправилась прямо с поезда, а Вова уже там.

Решили, что малыш будет носить фа­милию Владимира?

— Если честно, в заявлении я попросила дать ребенку фамилию «Дубовицкий- Овсиенко». Но судья вычеркнула мою фами­лию, ведь до 16 лет двойные не положены. Так Игорек стал Дубовицким. И рада этому! Потому что пока он рос, я паниковала, что по моей фамилии его вычислит родная мать. Пресса тогда активно про нас писала. К сча­стью, мои переживания оказались напрас­ными - та девушка так и не изъявила жела­ния найти сына.

А Игорь, повзрослев, не предприни­мал попыток познакомиться с биологиче­ской матерью?

— Если захочет, я дам ему все данные, какие имею. У меня есть многие сведения о той девушке. И если сын захочет, мы мо­жем быстро устроить ему встречу с биоло­гической мамой. Но Игорь никаких данных не просит.

А он вообще говорил с вами на эту тему?

— Да, и впервые это произошло только в прошлом году, незадолго до свадьбы сына. Игорь прилетел из США, где последние годы живет с отцом, и спросил: «Мам, кто я?» Не буду скрывать, я была огорошена. Конечно, мы ничего не скрывали, в СМИ писали о том, что Игорь - мой приемный сын. Но в разго­воре с сыном мы никогда не касались этой темы. И вдруг... Выяснилось, накануне он про то же самое разговаривал с Вовой. И это, на мой взгляд, неправильно: как мож­но обсуждать такой непростой вопрос в от­сутствии матери? Все же, Игорек большую часть жизни со мной прожил! Но как бы то ни было, мы в тот вечер пообщались по ду­шам, поплакали оба, и я предложила найти его мать. Но Игорь сказал: «Моя мама - только ты. Другой мне не надо!»

 Молодая бабушка

Ни разу не жалели о том, что усыновили ребенка?

— Ни разу за все годы! Даже когда у Иго­ря был переходный возраст. Это был какой- то сущий кошмар. Володя в это время был далеко, и я была вынуждена справляться одна. Игорю было 16 лет. Сына будто под­менили в один момент: он стал плохо учить­ся, слушал тяжелую музыку и красил ногти в черный цвет. Как только я приходила до­мой, он закрывался в своей комнате. Не­давно вспоминали с ним тот период. Он обнял меня и говорит: «Мам, это было ста­новление личности!»

Татьяна, а как Игорь оказался в Америке?

— К тому моменту Володя уже перебрал­ся в США, и я предложила ему взять сына к себе на лето. Дубовицкий с радостью согла­сился. И сын полетел за океан. Сразу лето провел в Майами, а потом Володя предло­жил: «Пусть учится здесь!» Я не возражала, видела в глазах сына интерес. Первое вре­мя и мне, и сыну было непросто, мы очень скучали друг по другу. Но со временем при­выкли. Спасибо Юле, новой жене Володи: она хоть и молоденькая девчонка, но стала Игорьку буквально второй мамой: она и в школу его возила, и уроки с ним дел ала... А недавно Игорь поступил в Высшую школу экономики, там же, в Майами. Хотел учить­ся в Бостоне, но планы изменились, по­скольку его девушка родила сына.

Татьяна, не считаете, что сын слиш­ком рано обзавелся потомством?

— Это ж не от нас зависит! Когда между Игорем и его девушкой вспыхнул роман, ему было 19, а ей - 16. Помню, снится мне в прошлом декабре сон. Как будто Заия (так зовут мою нынешнюю невестку) беремен­на. И на следующий день мне звонит сын. Говорит: «Мам, в общем, такое дело...» А я отвечаю: «Сынок, я все знаю!» Он в шоке: «Откуда? Что мне делать, мама?» Я посове­товала ему идти к родителям Заии и пого­ворить с ними, ведь девочка несовершен­нолетняя. Я, если честно, переживала, что у них, как и у нас, уголовная ответственность за сожительство с малолетними. Но вы­яснилось, что нет, что ранние браки там в порядке вещей. Отец девочки - итальянец, мама - из Бразилии, они оба католики. Когда они узнали, что дочка беременная, то сказали: «Мы верующие люди, поэтому никаких абортов. Хотите - женитесь, хоти­те - нет, ваше право!»

И вот мы с Дубовицким прошлым летом стали бабушкой и дедушкой. А через полго­да - крестными родителями собственного внука. Назвали его Александром.

С рождением сына Игорь изменил­ся?

— Я даже не ожидала, что мой сынок может быть таким нежным, заботливым и ответственным. Он так трогательно по но­чам дежурит у кроватки малыша, дает жене выспаться, из рук ребенка не выпускает. Честно, я его просто не узнаю! И благода­рю за такие добрые перемены его супругу, милую и хорошую девочку Зою - я ее так называю.

Однажды в Массандре...

Ну, хорошо, Татьяна, вашего сына, внука, невестку и бывшего мужа мы об­судили. А что насчет лично вас? Легко ли вам было после развода с Дубовицким заводить новые отношения?

Пожалуй, что да. Я была готова к но­вым отношениям. Ведь я влюбчива. Но по­сле развода я десять лет была одна. Воспи­тывала сына, работала. А мужики как-то не бегали за мной табунами. В этом заключа­ется обратная сторона популярности - лю­ди смотрят на вас не как на обычного чело­века, а как на инопланетянина. Мне каза­лось, что я бегаю по кругу и ни конца этому ни края. Вообще, в то время откуда-то вдруг появилась куча страхов! Каждый день хо­дила в спортзал и загоняла там себя до из­неможения, бег по дорожке выглядел сим­волично - я бежала от одиночества. Когда ходила в спортзал и загоняла там себя до из­неможения, бег по дорожке выглядел сим­волично - я бежала от одиночества. Когда мне исполнилось сорок, я была убеждена, что это финал, никакой любви больше не будет. Но, к счастью, я ошиблась - в моей жизни появился Саша Меркулов.

Как и когда Александру удалось привлечь ваше внимание?

— Несколько лет назад мы с моим другом Олегом вскладчину построили домик в Кры­му, в Массандре. И когда в Москве меня все доставало, я уезжала туда на несколь­ко дней. Весной 2008 года, когда меня в очередной раз накрыло, я все бросила и полетела отдохнуть. Олег встречает меня и говорит: «Тань, в твоей комнате живет мой друг. Я не знал, что ты приедешь...» Я сказала, что это не проблема, что могу разме­ститься на третьем этаже. И вот я сижу, пью кофе. И спускается он, Саша. Нарядный, красивый... «Здравствуйте, - говорит. - Я - Александр. Нас с вами уже раньше не раз знакомили. Но вы, наверное, не за­поминаете простых смертных...» Он очень мне понравился. А в тот же вечер мы пош­ли в ресторан шумной и большой компанией. Только за столом место рядом со мной было свободным. Я поняла, что это для Саши. И он вскоре пришел. Сел рядом, стал что-то спрашивать. А я вдруг растерялась. Отвернулась, что-то стала отвечать невпо­пад. И поймала себя на мысли: «Ох, Таня, потеряла сноровку. Это все от долгого одиночества...»

Что же было дальше?

Мы с Сашей быстро сблизились... Но я не думала, что эта история получит продол­жение. Мне казалось, я вернусь в Москву, и это останется приятным воспоминанием. Тем не менее Саша стал звонить мне, мы часто переписывались. Я поняла, что мне интересно с этим мужчиной. А потом наши общие друзья засобирались в Италию, и мы решили ехать с ними. С этого начались наши встречи. Саша был женат, у него под­растал ребенок. Поэтому встречались мы раз в месяц, и чаще всего за границей. А решилось все в 2011 году. Он купил квартиру в Ялте и сказал: «Хочу жить здесь только с тобой!» Какое-то время мы действительно жили там вместе, но потом я уехала на гастроли.

 

 

All Vintage Vinyl Records VinylSU.xyz

1.png2.png3.png4.png5.png